Аланы

Аланы - союз кочевых сарматских ираноязычных племен, оказавшийся в поле зрения античных авторов в середине I в. н. э. Термин "алан" происходит от древнеиранского слова "ариана", популярного в этнонимике скифо-сарматского населения.

Анализ исторических коллизий I в. н. э. и археологических данных позволил объяснить появление алан в Восточной Европе как следствие их усиления внутри северокаспийского объединения сарматских племен, возглавляемых аорсами. Новая этнополитическая сила громко заявила о себе. Упоминаниями о "неукротимых", "храбрых", "вечно воинственных" аланах пестрят источники той поры. Античная традиция упоминает их и в низовьях Дуная, и в Северном Причерноморье, и в степях Предкавказья.

Аланы совершали походы через Кавказ, пользуясь как Дарьяльским ("Аланские ворота"), так и Дербентским проходами, разоряя Армению, Атропатену и доходя до Каппадокии, как это было в 134 г. Установив контакт с некоторыми северокавказскими горскими племенами, они стали подлинным бичом Закавказья. Отголоски этих событий сохранились, кроме античных, в армянских и грузинских хрониках. Правитель Каппадокии Флавий Арриан счел важным создать труд "Аланская история".

Аланы принимали активное участие в делах Боспорского царства. В Фанагории существовала группа аланских переводчиков. Воинский авторитет алан был так значителен, что в Римской империи создали специальное военное пособие - руководство для борьбы с ними, а римская кавалерия заимствовала ряд тактических приемов аланской конницы.

Во II в. н.э. упоминается "Алания" как территория, заселенная аланами. Тогда же р. Терек получила название "Алонта". Не позднее середины III в. в китайских летописях прежние владения аорсов, локализуемые в арало-каспийских степях, переименовались в "Аланья". Одновременно со страниц источников исчезли названия иных сарматских племен. Всё это вехи процесса, суть которого заключалась в том, что аланы, по словам автора IV в. Аммиана Марцеллина, "мало-помалу постоянными победами изнурили соседние народы и распространили на них свое имя". Прежде разобщенные племена, "с течением времени они объединились под одним именем и все зовутся аланами вследствие единообразия обычаев, дикого образа жизни и одинаковости вооружения". Собственно же аланы "высокого роста и красивого облика, волосы у них русоватые, взгляд если и не свиреп, то все-таки грозен".

На Северном Кавказе аланы стали переходить к оседлости. Тут возникли первые аланские поселения, и именно здесь мы находим катакомбы (подземные камеры с узким входом) как типично аланское погребальное сооружение. В общественном строе аланского союза сохранились черты военной демократии. Еще не исчезли рядовые свободные. Вожди же избирались по признаку длительных военных заслуг. Однако археологические источники свидетельствуют об уже шедшем социальном расслоении внутри алан. Возникли постоянные дружины, в которых таился зародыш будущего "упадка старинной народной свободы, и такую именно роль они сыграли во время переселения народов". 

Аланская фибула из Северной Осетии. IV-V в.   

В эпоху Великого переселения народов территория расселения алан на Северном Кавказе подверглась нападению гуннов. В третьей четверти IV в. гунны разгромили алан Волго-Донского междуречья и степного Предкавказья, обессилив их, по словам Иордана, "частыми стычками". Последним этапом этой борьбы явилось подчинение алан-танаитов и включение их состав гуннских орд.

Однако не все аланы стали политическим придатком гуннов. Немало их отступило в горы Центрального Кавказа. А в степях Восточной Европы часть алан вместе с остготами предпочла искать спасения в уходе на запад. В дальнейшем эти аланы, обосновавшиеся вместе с вандалами в Паннонии, прошли по всей Западной Европе и оказались на территории Северо-Западной Африки, где образовали королевство вандалов и алан, просуществовавшее до 534 г. Часть алан осталась на территории Галлии и приняла участие в борьбе готов с империей. Однако в конце V в. галльские аланы растворились среди других племен и народов. Подвластные гуннам аланы после распада державы Аттилы переселились в Нижнюю Мезию, где вскоре были поглощены местным романизированным населением.

Иначе сложилась судьба алан, оставшихся на Северном Кавказе. Основной территорией их расселения являлся Центральный Кавказ от правых притоков Кубани (Зеленчук, Фарс) на западе до р. Аксай на востоке, от Главного Кавказского хребта на юге до верховий Кумы, течения Малки и правобережья Среднего Терека на севере. Соседями аланского объединения были: в Прикубанье - адыги, в зоне центральнокавказских перевалов - горные грузинские племена, далее к востоку - предки чеченцев и ингушей и племена горного Дагестана.

Прижатые гуннами к горам Кавказа, аланы вступили в контакты с многочисленным аборигенным населением, включив его в свой состав. В условиях этого межэтнического взаимодействия происходило развитие аланской государственности.

 

Алания

Аланское государство на Северном Кавказе стало оформляться в середине первого тысячелетия н.э. Большинство современных исследователей считает, что на территории Алании к концу V - началу VI в. сложились две этнокультурные группы: западная - протодигорцы (Асдигор) и восточная - протоиронцы (Ирхан). Первая локализовалась в верховьях Кубани, Пятигорье и современной Балкарии, вторая - в Северной Осетии, Ингушетии и Чечне.

Персидский серебряный дирхем 686-689  г.  

Восточные аланы в своей внешней политике более ориентировались на Иран. В 550-551 гг. они вместе с савирами в составе персидских войск вторглись в Колхиду, а в 562 г. совершили поход на Восточную Грузию, заставив ее подчиниться Ирану. Находки сасанидских монет на территории Восточной Алании говорят об ее тесных связях с Персией.

Византийский золотой солид 602-610  гг.  

Западные аланы традиционно придерживались дружественных отношений с Византийской империей. В середине VI в. происходит консолидация западных алан. С 558 по 572 гг. византийские историки упоминают "вождя", "царя" западных алан Сарозия (Сародия, Сароя) - друга и союзника ромеев. В VI в. на территорию Алании из Византии начинает проникать христианство.

К концу 70-х гг. VI в. аланы (вероятно, обитатели равнин и предгорий) попадают в зависимость от Тюркского каганата. Основанием для этого, возможно послужили их союзнические отношения с аварами (в 558 г. "царь" алан Сарозий помог аварскому послу добраться до Константинополя). Однако из-за внутренних неурядиц в каганате власть тюрок на Центральном Кавказе вскоре ослабла.

Возникший в середине VII в. на обломках тюркской державы Хазарский каганат сразу же стал предъявлять претензии на гегемонию в Северо-Кавказском регионе. Сведения об аланах почти исчезают со страниц арабских и византийских хроник. Однако на основании весьма скудных источников можно судить, что Алания до середины VII в. сохраняла независимость, но оказалась втянутой в арабо-хазарские войны за господство на Кавказе.

Остатки белокаменной крепости на границе Хазарии и вятичских племен. Верхний Дон, IX в.  

По мнению ряда исследователей, часть алан, не вынеся тягот войны, снялась с насиженных мест и переселилась на среднее течение Северского Донца. Однако существует и другая точка зрения, основанная на анализе археологического материала из Дмитровского, Салтовского и Маяцкого могильников, появившихся в верховьях Дона и Северского Донца не ранее второй половины VIII в. Аланы-овсы были переселены сюда каганатом целенаправленно для создания пограничного заслона на северо-западе против славян, носителей романо-боршевской культуры.

В результате арабо-хазарских войн Алания, по мнению многих исследователей, хотя и осталась независимой, но попала под политическое влияние каганата, чтобы избежать власти более жестоких завоевателей - арабов. Исходя из сведений дагестанской хроники "Дербенд-наме", восточная часть Алании входила в состав каганата как особая административно-территориальная единица, в которой находилась ставка наместника (возможно брата) кагана и постоянно размещалось хазарское войско. Правда, Ирхан располагал и собственным автономным правителем, проживавшим в столице данного региона и взимавшим дань с местной иудейской общины, что указывает на сохранение сюзеренных прав в отношении земель и населения страны даже при наличии здесь хазарского наместника и войска. Восточную часть Алании (Ирхан) обычно отождествляют со страной асов/овсов/оссов - Асией.

Лишь отдельные исследователи считают, что под этим названием скрывается Западная Алания, полностью сохранившая свою независимость. Константин VII Багрянородный (945-957) в трактате "О церемониях" наряду с правителем Алании упоминает архонта Асии, т. е. лицо, стоявшее в византийской "табели о рангах" ниже главы Аланской державы, но обладавшего прерогативами самостоятельного правителя.

Ценные сведения о стране алан содержит сочинение арабского автора начала X в. Ибн Рустэ, который подробно очерчивает ее границу. Между владениями царства Серир в горном Дагестане и владениями царя алан три дня пути по "горам и лугам". От восточной границы Алании до Дарьяла десять дней пути, т. е. восточная граница области, подчиненной царю алан, доходила до начала Терско-Сулакской низменности, полностью охватывая предгорные территории современных Чечни и Ингушетии. По сведениям Ибн Рустэ, аланы делятся на четыре племени, что, вероятнее всего, отражало этнополитическое деление Алании. Современные исследователи выделяют три основных варианта аланской материальной культуры: западный (верховья Кубани), центральный (Кабардино-Балкария) и восточный - в Северной Осетии, Ингушетии и Чечне.

Рост политической самостоятельности Алании во второй половине IX - первой половине X в. сопровождался постепенным ослаблением политического влияния Хазарского каганата. Арабский географ X в. Масуди, характеризуя политическую и военную мощь Алании, писал, что царь алан "могущественен, мужественен, очень силен, ведет твердую политику среди царей" и "выступает в поход с 30 тысячами всадников". По свидетельству анонимного хазарского еврея, жившего в X в., (Кембриджский документ): "И заключил царь союз с нашим соседом, царем алан, так как царство алан (было) сильнее и крепче всех народов, которые (жили) вокруг нас, (и) так сказали(себе) мудрецы: "Как бы не появились народы войною против нас и не присоединился также и он к нашим врагам".

В начале 30-х гг. X в., при кагане Аароне, ситуация изменилась. Аланский царь, подстрекаемый византийским императором Романом I Лакапином (919-944), выступил против хазар. Аарон нанял дружественного хазарам "царя турок" (гузов или печенегов), которые победили алан: "и низвергся царь аланский перед Аароном, и тот взял его живым в плен. И оказал ему [царь большой] почет и взял дочь его в жены своему сыну Иосифу. Тогда [обязался] ему аланский царь в верности, и отпустил его царь Аарон [в свою землю]".

Поражение в войне со слабеющей Хазарией не могло надолго подорвать мощь Алании. В 944/945 гг. аланы вместе с лакзами уже были союзниками русов в их походе в Закавказье. Политический альянс Алании и Серира, скрепленный кровнородственными связями (царь каждого из этих политических образований был женат на сестре другого), своим острием был направлен против каганата. Византия также была заинтересована в союзе с Аланией, так как "властитель" этого независимого политического образования имел возможность в силу своего положения оказывать давление на Хазарию.

Победа киевского князя Святослава над хазарами в 965 г., хотя он тогда же победил и ясов, завершила борьбу Алании за освобождение от политического влияния каганата. В 1032 г. аланы вместе с русами совершили набег на Ширван, а в 1033г. ими был совершен неудачный поход в сторону Дербента (на Карах). Эти военные кампании русов и алан против мусульманских владетелей Восточного Кавказа и Закавказья, видимо, были связаны с деятельностью черниговско-тмутараканского князя Мстислава Владимировича.

Обкладка рукояти аланской сабли X-XII в. Северная Осетия  

В X-XII вв. Алания переживала период наивысшего военно-политического и культурного подъема. Именно в это время у алан происходит оформление раннефеодальной государственности, что нашло отражение в труде Константина VII Багрянородного. Почти полностью перейдя к оседлости, они сделали основой своего хозяйства пахотное земледелие, а отгонное скотоводство с предпочтительным разведением овец и коз являлось лишь отголоском прежнего быта скотоводов. Археологические источники существенно дополняют сведения хроник и летописей и свидетельствуют о высоком уровне развития ремесла (металлургии, гончарного, ювелирного и оружейного дела, обработки камня, кости и дерева) с далеко зашедшей специализацией. На территории Центрального Кавказа существовало множество поселений и укрепленных городищ. О них писал еще Масуди: "Царство алан представляет беспрерывный ряд поселений настолько смежных, что если кричат петухи, то им откликаются другие во всем царстве благодаря смежности и, так сказать, переплетению хуторов".

Внутри аланских городищ появляются цитадели - огражденные рвами и валами места обитания племенной и родовой аристократии. На рубеже X-XI вв. часть крупных аланских поселений превращается в селения городского типа полуаграрного характера. Среди них можно отметить Нижний Архыз, Рим-гору, Верхний и Нижний Джулат, Алхан-Калу. Некоторые исследователи считают Алхан-калу ранней столицей алан, которую Масуди называл "благочестивый Магас", поселение у Верхнего Джулата (Татартупа) сопоставляют со "славным ясским градом Дедяковым".

Со второй половины XII в. Алания вступает в пору феодальной раздробленности. Католический монах Юлиан, побывавший в Алании перед нашествием монголо-татар, отмечал, что теперь" сколько селений, столько и вождей, и ни один из них не имеет подчиненного отношения к другому. Там постоянно идет война вождя против вождя, села против села". Письменные источники больше не упоминают об общеаланских царях, зато все чаще говорят о "мтаварах", "князьях", "ханах", и "эмирах", то есть о местных феодальных владетелях.

Как особое политическое образование государство Алания просуществовало до моноголо-татарского нашествия и установления владычества Золотой Орды над степями региона.