Печенеги

Печенеги были частью распавшегося политического объединения Кантюгой или Кангар, кочевавшего в бассейне Сыр-Дарьи. Они оказались в степном Приуралье и в междуречье Яика и Волги, где на основе тюркских и угро-финских компонентов началось формирование печенежского этноса.

В конце IX века гузы заставили их уйти из Северного Прикаспия. Продвижение печенегов по южнорусским степям сопровождалось гибелью большинства степных и лесостепных поселений и замков. Константин VII Багрянородный в своем труде "Об управлении империей" сообщает, что венгры, проживавшие в это время в междуречье Днепра и Сирета, не выдержали печенежского натиска и переселились в Паннонию. Средневековые источники содержат мало сведений о политической истории восточной ветви печенегов. Арабские и византийские авторы были заняты другими проблемами, а хазарский каган Иосиф в своем хвастливом письме, по вполне понятным причинам, лишь бегло упоминал о них (кому приятно писать о своих поражениях). Печенеги же расселились почти по всей территории каганата, окружив полукольцом домен самого кагана и фактически уничтожили каганат.

Кочевники разорили экономику Хазарии. Богатые земледельческие поселки степной и лесостепной зон Подонья подверглись опустошению. Население было частично уничтожено, частично вошло в кочевые подразделения печенегов или бежало на север, в Волжскую Булгарию и в глухие уголки верховий Оскола и Дона, защищенные от набегов номадов лесными массивами. В это время заметно увеличилось население Саркела, представлявшего собой сильную крепость.

До середины X века киевские князья старались быть с кочевниками в мире, свидетельством чему служат: походы князя Игоря в 944 году на Византию и столицу Кавказской Албании Бердаа, когда он привлек к ним печенегов, а также поход Святослава в 965 году на Хазарию, в котором, вероятно, приняли участие печенеги. Лишь под 920 г. летописи отмечают единственный поход князя Игоря на печенегов. Куда был направлен удар русских войск и кто победил, неизвестно.

В конце 60-х - начале 70-хгодов X века византийской дипломатии все же удается натравить печенегов на Русь. В 969 году они безуспешно осаждали Киев, а в 972 году подстерегли и убили у Днепровских порогов возвращавшегося из Днепровского похода Святослава.

После смерти Святослава давление печенегов на границы Руси усилилось, и киевский князь Владимир вынужден был укреплять свои южные рубежи, одновременно поддерживая мир с номадами. Такой мир в начале XI века от лица русского князя заключил католический епископ Бруно, проследовавший через Киев к печенегам. В заложники Владимир отдал своего нелюбимого сына Святополка. Не случайно именно он воспользовался печенежской помощью в борьбе за отцовский престол после смерти князя Владимира в 1015 году. В течение четырех лет печенеги, участвуя в смуте, грабили Русь.

В 1036 году под Киевом состоялась решительная битва Ярослава с печенегами, в которой кочевники потерпели сокрушительное поражение и больше никогда на Русь не нападали. Основная их масса ушла в степи Северо-Западного Причерноморья и с 40-х годов XI века стала тревожить своими набегами балканские провинции Византии. Империя вела с ними затяжные, кровопролитные войны. Не вынеся тягот войны с Византией на западе и с торками-гузами на востоке, часть печенегов перешла Дунай и на правах федератов стала служить империи. Другие были расселены киевскими князьями вместе с торками в Поросье, где они стали известны под именем черных клобуков. Третьих принял венгерский король на условиях несения пограничной службы.

Однако отдельные группы печенегов и торков продолжали кочевать в южнорусских степях в первой четверти XII века. Например, в 1103 году, возвращаясь из похода против половцев Владимир Мономах встретил на реке Сутени (Молочной) и забрал с собой на Русь печенегов и торков. До 1117 года печенеги и торки составляли гарнизон русского города Саркела - Белой Вежи.