Общественно-политическая ситуация на Дону 
и Северном Кавказе в 1907 - начале 1917 гг.

В развитии общественно-политической ситуации на Дону и Северном Кавказе в 1907 - начале 1917 гг. можно выделить несколько этапов:

1. Спад общественного движения после окончания первой российской революции
В условиях усилившейся реакции правительства заметный спад переживали и политические партии (особенно революционные и национальные), и массовое движение рабочих и крестьян. Этот период не был долговременным и уже в 1910-1911 гг. начался новый этап.

2. Общественно-политический подъем накануне первой мировой войны (1910-1914 гг.). В этот период заметно активизировалась партийная деятельность, прошли выборы в IV Государственную Думу. Особенно резким был предвоенный рост рабочего движения, что свидетельствовало о назревании нового острого политического кризиса.

3. Общественно-политическая ситуация в регионе в годы мировой войны свидетельствовала, что после кратковременного всплеска патриотических настроений во второй половине 1914 - начале 1915 гг. вновь усилилось противостояние правительства и либеральной и революционной оппозиции, начался подъем массового движения. Политический кризис 1915-1916 гг. вылился в события следующего этапа.

4. Февральская революция 1917 г., установившая в регионе новую организацию власти и давшая возможности политическим партиям резко активизировать свою деятельность.

 

Спад общественного движения после окончания первой российской революции

Поражение первой российской революции повсеместно в России привело к спаду общественного движения и усилению правительственной реакции. На Дону и Северном Кавказе этот процесс имел некоторые особенности:

 

Усиление правительственной реакции

После третьеиюньского переворота усилился полицейский террор, сопровождавшийся различными репрессиями, арестами, ссылками и расстрелами. В стране действовали военно-полевые суды. В 1908 г. ни одной недели не прошло без казней. Недельный минимум выразился цифрой 5, максимум - 36. Только в Новочеркасске с 1905 по 1910 гг. было вынесено 72 смертных приговора.
Реакция распространилась и на национальные районы страны. 7 июня 1907 г. наместник М. С. Воронцов-Дашков объявил на Кавказе чрезвычайное положение, что помогло окончательно подавить остатки революции и "усмирить" край. Рабочие и крестьяне - участники событий 1905-1907 гг. подверглись увольнениям, штрафам и административной ссылке. Всего на Кубани и Тереке было сослано 1 100 чел. Число рабочих Владикавказской дороги сократилось на 20 %. Только в Моздокском отделе было привлечено к ответственности за самовольные порубки около 500 крестьян. Суды были переполнены делами против революционера. Наместник края утвердил 73 смертных приговора активным революционерам. 

 

III Государственная Дума

Новый избирательный закон 3 июня 1917 г. особенно урезал представительство национальных окраин страны, чтобы, по словам Манифеста Николая II, сделать новую думу "русской по духу". Депутатам от Кавказа, вместо 29 мест (в I - II Думах) осталось только 10, причем русское и "инородческое" население должны были избирать членов Думы отдельно друг от друга. Избирательных прав лишались кочевые народы. Многие горские народности также не были представлены в Думе.

При выборах в III Думу победу одержали октябристы, правые и кадеты Дона и Северного Кавказа. Трудовиков прошло 13 и социал-демократов 19 человек. Ни одного социал-демократа не было в Думе от Донской области, зато усилились правые партии - октябристы и Союз русского народа. Из 12 депутатов - 6 были кадеты: В.А. Харламов (депутат Государственной Думы всех четырех созывов), М.С. Аджемов (депутат трех Дум), М.С. Воронков (также депутат трех Дум) и др. На Северном Кавказе от не казачьего населения был избран член Темрюкской социал-демократической организации, врач городской больницы И.П.Покровский. 

Донские кадеты неоднократно поднимали в III Думе вопрос о восстановлении деятельности Донского земства. В защиту земства выступали популярные донские газеты - "Донская речь", "Приазовский край" и др. В Думе работала специальная подкомиссия, которая в 1910 г. признала необходимым распространить на область действие "Положения о земских учреждениях" 1890 г. Законопроект о восстановлении земства на Дону был принят Думой 9 марта 1912 г., но, поскольку вторая законодательная инстанция - Государственный Совет - его так и не рассмотрел, земство на Дону введено не было.

Революционные и национальные партии после окончания революции 1905-1907 гг.

После поражения революции в мусульманских районах Кавказа усилились реакционные течения панисламизма и пантюркизма, их поддерживали меньшевики. Лидер Тереко-Дагестанского склада Ахмед Цаликов в своих статьях пытался доказать, что после присоединения Северного Кавказа к России, в национальных районах началось хозяйственное запустение и упадок культуры. Меньшивик И.Гайдаров заявлял, что программа партии (РСДРП) "не отражает интересов местного населения ... Нужды населения главным образом, религиозные и их необходимо отстаивать..."   Произошел резкий спад общественного и политического движения. Более всего пострадали партии левой ориентации. Только в 1907 г. в Ростове-на-Дону было арестовано 4 состава Донкома РСДРП. Большие аресты социал-демократов прошли в Екатеринодаре, Майкопе, Ейске, Грозном, Ставрополе, городах Дагестана. Резко сократился состав социал-демократических организаций. Но осенью 1907 г. на Северном Кавказе все же состоялись партийные конференции: 14-15 сентября в Екатеринодаре - социал-демократических организаций Кубани, Северо-Кавказского Союза РСДРП, а в ноябре в Грозном - Терско-Дагестанского Союза РСДРП. На них обсуждались вопросы связанные с изменением политической обстановки в стране и действиями социал-демократов в новых условиях. В 1908-1909 гг. работа социал-демократических организаций на Северном Кавказе и в Донской области заметно ослабла. 
В 1908 г. прекратил деятельность Ставропольский комитет РСДРП. С июня 1908 г. по январь 1911 г. не существовал Донской комитет. Основное внимание уделялось созданию фабрично-заводских ячеек на крупных предприятиях. Такие ячейки возникли в Таганроге, Шахтах, Сулине, на некоторых предприятиях Екатеринодара, Новороссийска, Грозного. Небольшие социал-демократические организации были в Минеральных Водах, Пятигорске, Кисловодске, Петровске, Дербенте и других городах региона. Таким образом, несмотря на реакцию, уничтожит социал-демократические организации не удалось.
Партия социалистов-революционеров в 1907 г. пыталась действовать активно, руководить отдельными крестьянскими выступлениями, забастовками рабочих, но уже в 1908-1909 гг. многие эсеровские организации пришли в упадок. Идейный и организационный кризис, поразивший партию принял тяжелый затяжной характер вплоть до февраля 1917 г. Вновь одной из главных форм борьбы стал террор, хотя по этому поводу в партии имелись разногласия.
После поражения революции 1905-1907 гг. в упадок пришли и национальные партии. Всего несколько групп Революционной Украинской партии (РУП) осталось в Екатеринодаре и Новороссийске, деятельность их была крайне незначительной. Почти повсеместно на Северном Кавказе в 1907 г. прекратили свое существование группы армянских партий Гнчак, а в 1908 г. Дашнакцутюн, которые большое внимание в этот период уделяли экспроприациям и вымогательствам. 
На территории региона действовали группы анархистов разных течений. Среди них были последователи П. Кропоткина, признававшие экспроприацию только для партийных нужд. Крупные группы анархистов (от 60 до 100 чел.) функционировали в Ростове, Таганроге, Екатеринодаре, Армавире, и других местностях региона в основном находились мелкие объединения - численностью от 5 до 25 человек. По данным Б.А.Трехбратова, общее число анархистов на Кубани на рубеже 1907-1908 гг. составляло примерно 250 человек. Социальный состав их был пестрым: ремесленники, торговцы, рабочие, крестьяне, интеллигенция, деклассированные элементы. Отдельные федерации анархистов имели свои типографии, в которых печатались листовки и литература анархического содержания. В Новороссийске анархисты вели пропаганду среди населения, особенно их привлекала учащаяся молодежь. Совместно с социал-демократами они являлись организаторами забастовки рабочих порта в ноябре-декабре 1907 г., а члены армавирского "Интернационального союза анархистов-коммунистов" занимались организацией рабочих кружков. Действенными средствами борьбы анархисты также считали террор, экспроприации, вымогательство. В 1908-1909 гг., как и по всей стране, анархистское движение в регионе слабеет, многие группы распадаются.

 

Спад рабочего движения

По подсчетам М.Ш. Шигабудинова во второй половине 1907 г. на Северном Кавказе произошло 39 стачек, в 1908 г. - 26, в 1909 г. - 19, в 1910 - 11 выступлений рабочих.
В Донской области уже во второй половине 1907 г. почти вдвое уменьшилось число забастовок по сравнению с первой половиной года. С июля по декабрь произошло 23 стачки, в то время, как с января до июля состоялось 43 забастовка. За 1908-1910 гг. здесь состоялось 44 стачки.
Следует отметить, что, если в 1908 г., стачечная борьба совершенно замерла в 10% губерний Европейской России, то на Дону, Кубани и в Черноморской губернии в течение всех лет реакции она не прекращалась, хотя размах ее очень уменьшился сравнительно с годами революции 1905 - 1907 гг.
Об упорной борьбе рабочих свидетельствовало профсоюзное движение. Несмотря на запрет многих профсоюзов рабочих, ограничение их деятельности "Временными правилами о профессиональных обществах", часть этих организаций продолжала функционировать. Во второй половине 1907 г. на Дону было 20 легальных рабочих профсоюзов, в Екатеринодаре - 12, в Армавире - 6 и намечалось образование еще нескольких организаций. Профсоюзы имелись в Новороссийске, Майкопе, Пятигорске, Сочи. Кроме легальных были и нелегальные профсоюзы. 
Профсоюзы оказывали материальную помощь безработным, занимались вопросами трудоустройства, проводили бесплатные консультации юристов, некоторые из них обеспечивали своих членов бесплатной медицинской помощью. Они занимались культурно-просветительной работой, организовывали лекции, создавали библиотеки. Руководство профсоюзами, как и прежде осуществляли социал-демократы, а в некоторых организациях - эсеры.
Наряду с профсоюзами в городах Дона и Северного Кавказа имелись рабочие кооперативы, но их деятельность была слабой. Более значительное развитие получили различные культурно-просветительные учреждения: рабочие клубы, воскресные школы, библиотеки-читальни, народные университеты, общества образования и т.п. В рабочих клубах создавались кружки художественной самодеятельности, читались лекции для рабочих.
Деятельность всех этих легальных организаций свидетельствовала о широком диапазоне форм борьбы и организации рабочих, их гибкости и разностороннем характере.

Крестьянское движение в послереволюционный период

Крестьянская борьба в послереволюционный период не прекратилась, изменились лишь ее формы: вместо открытых выступлений участились поджоги помещичьих и кулацких хозяйств, потрава посевов, порубка леса. На Дону во второй половине 1907 г. выступали крестьяне села Круглого, слободы Дмитриевки, хутора Турчанинова (Старочеркасской станицы). Донское охранное отделение в отчете за 1907 г. отмечало, что среди крестьян в северных округах области, а также близ Ростова идет глухое брожение и сдерживается оно только казачьими войсками. В июне 1907 г. волнения крестьян и малоземельных казаков в числе 400 чел. были в кубанских станицах Отрадной, Попутной, Бесскорбной и селе Кузменском. Во второй половине 907 г. неоднократно выступали крестьяне Лабинского отдела. Характерная особенность этого периода - совместные выступления малоземельных казаков и иногородних крестьян на почве общих земельных интересов, главным образом, в малообеспеченных землей станицах.
В Черноморской губернии вооруженные крестьяне нападали на помещичьи усадьбы. Ожесточенно боролись за землю и крестьяне Дагестана. Летом 1907 г. вооруженные крестьяне селения Кумторкала не позволили властям размежевание спорного между ними и таркинцами участка. В селение особым поездом прибыли взвод пехоты и две роты резервного батальона, с помощью которых должно было пройти размежевание. Осенью крестьяне селений Кумторкала и Верхнее Казанище отказались отбывать бекам повинности.
В 1908 г. на Дону в Мачушанской, Семеновской и Тростянской волостях Хоперского округа было несколько случаев поджогов и разгромов помещичьих имений. Окружные атаманы отмечали в рапортах возбужденное настроение крестьян, опасались погромов и убийств землевладельцев и управляющих. На Кубани весной 1908 г в селах Ивановском, Богословском и станице Отрадной, Попутной и Бесскорбной продолжались совместные выступления крестьян, иногородних и казаков.
В Дагестане летом 1908 г. райяты Кайтаго-Табассаранского округа выступили против беков Уцмиевых. Тогда же для подавления ожидавшихся на аграрной почве беспорядков в некоторых сельских обществах Аварского и Айдинского округов была вызвана рота пехоты. По данным В.Г.Гаджиева, в ноябре все зависимое крестьянское население Дагестана, как и в предыдущие годы, отказывалось исполнять повинности бекам. В 1908 г. выступали против помещиков крестьяне Кабарды и Балкарии продолжало действовать и абречество. 
В 1909 г. на Дону сопротивление помещикам оказывали крестьяне слобод Орловской, Покрово-Киресевской и др. На Кубани в станице Николаевской Лабинского района выступление казаков было подавлено силой.
Столыпинская аграрная реформа обострила борьбу крестьянства. В Ставропольской губернии значительная часть сельских обществ отказалась выбрать своих представителей в землеустроительные комиссии, они требовали прекращения начатых землемерами работ. Напряженные взаимоотношения наблюдались также между крестьянами-общинниками и выделившимися на хутора.
Огромное возмущение крестьян Терской области вызвали проекты Абрамовской землеустроительной Комиссии. С протестом против них от имени 2939 хозяйств осетинского крестьянства выступил доверенный крестьянин А.Ф.Гасиев.
Борьба шла и в казачьих станицах Дона. И хотя в силу особенностей военно-сословной организации казачьей общины, она носила скрытый характер (до весны 1910 г. открытых выступлений не было), под покровом общины бушевала ненависть казачьей бедноты к кулачеству и военному начальству. В мае 1910 г. недовольство проявилось в выступлениях казаков полков второй очереди в лагерях Усть-Медведицкого, Хоперского, 1-го Донского и 2-го Донского округов.