Сельское хозяйство в пореформенный период

 

Столыпинские аграрные реформы на Дону и в Предкавказье

С 1906 г. правительство П.А.Столыпина начало осуществлять широкомасштабную аграрные реформы, включавшие в себя несколько направлений:

Необходимо отметить, что Столыпинские аграрные реформы были ориентированы на крестьянство. Попытки аграрных преобразований у казаков и горцев не увенчались результатом.

По указу 9 ноября 1906 г., любой крестьянин домохозяин имел право в любое время потребовать выдела из общины. За теми крестьянами, которые имели в своем постоянном пользовании излишки земли (т.е. наделы превышали разверсточные нормы, ориентированные на количество душ м.п. в семье), эти излишки закреплялись по минимальным ценам 1861 г. Кроме того, домохозяева, выделяющиеся из общины, могли требовать укрепления за ними участков к одному месту - т.е. создания отрубов и хуторов.  Закон 14 июня 1910 г. запретил сосредотачивать в своих руках более 6 участков земли (по высшим или указным нормам 1861 г.), но фактически это положение было несложно обойти. Из общины стремились выделиться либо самые зажиточные крестьяне-предприниматели (), либо бедные крестьяне, которые распродавали свое хозяйство и уходили за заработки в качестве рабочих на предприятиях или батраков.

Данные сельскохозяйственной переписи 1917 г. показывают нам итоги Столыпинского землеустройства на Дону. Из более чем 156 723 тыс. крестьянских хозяйств (в волостях области) только незначительная часть - 24 089 хозяйств (6,5%) выделились из общины. Конечно, не все из этих хозяев стали крупными предпринимателями, Тем не менее, реформа способствовала концентрации земли. Во владении зажиточных крестьян, составлявших около 21%, находилось свыше 75% земельного фонда, остальные же 79% крестьян владели лишь четвертью всей земельной площади. Особенно плачевным было состояние иногородних крестьян: из 55 894 хозяйств, проживавших на войсковой и станичной земле, почти 95% не имели земли и вынуждены были ее арендовать.

На Дону, как и в остальной России, реформа проходила далеко не гладко. И здесь власти встречались с сопротивлением крестьян, не желавших допускать для богатых крестьян выхода из общины. Были случаи, когда крестьяне изгоняли землемеров, пытавшихся произвести выдел, громили хозяйства отрубников и хуторян.

Реформа способствовала ликвидации чересполосицы и созданию хуторов и отрубов. По подсче-там В.А. Золотова и А.М. Анфимова, с 1910 по 1916 гг. число ху-торских и отрубных хозяйств на Дону возросло до 12 969, а укрепленной ими земли - до 119,9 тысяч десятин. На Ставрополье за тот же период укрепили землю 4 3107 - 30,8% хозяев. Площадь этих земель составила 593,5 тысяч десятин (20%). Значительная часть бедняков, укрепив надел, продала его. В Донской области с 1907 по 1913 гг. продали свои участки надельной земли 6 759 домохозяев - 40% всех закрепивших за собою земли. В Ставрополь-ской губернии продавших свои наделы полностью было 48,6% и 51,4% - частично.

Составной частью столыпинской аграрной политики явилось массовое переселение крестьян. За 1906-1914 годы с Дона в Си-бирь переселились 45889 крестьян, то есть 3% всего крестьянско-го населения области (В.А.Золотов). Из Ставропольской губернии в 1908 году для ознакомления на месте отправились за Урал 3,2 тысячи ходиков. В последующие годы  выселялось от 3 до 5 тысяч душ (А.Т.Анфимов). Но буквально за этим потоком начался обратный.  Неимоверно тяжелые условия, в которых оказались переселенцы"заставляли часть из них возвращаться на прежние места. На Дон возвратились 10 069 крестьян - 21,9% от числа переселенцев.

Продажа земли через Крестьянский банк также помогала крестьянам увеличить свое землевладение, при этом Банк приоритет отдавал хуторянам и отрубникам. С 1907 по 1914 г. Банк продал крестьянам 61 390 дес. земли, причем 86,8% покупателей составляли хуторяне и отрубники.

Однако  ни выделы, ни Крестьянский банк не могли существенно повлиять на увеличение крестьянского землевладения. Еще одной мерой, призванной улучшить положение крестьян и  ликвидировать основу для аграрных беспорядков, были переселения. В 1906-1914 гг. Сибирь было переселено только 45 889 крестьян. Число переселенцев увеличилось перед мировой войной, поскольку с 1812 г. казачьи власти начали насильственно выселять в Сибирь иногородних крестьян, проживавших на войсковых и казенных землях. Тем не менее, переселенцы составляли только 3% от крестьянского населения Области; кроме того, свыше 10 тыс. переселенцев (почти 22%) вернулись обратно. Таким образом, темпы переселения отставали даже от естественного прироста населения.

Столыпинские реформа не решила крестьянский аграрный вопрос. Недостаток земли крестьяне вынуждены были восполнять арендой у дворян и станичных обществ.  С 1906 по 1914 г. арендные цены в области выросли вдвое. Особенно быстро росли арендные цены и недоимки по ним у иногородних крестьян. Но, тем не менее, аграрные преобразования помогли становлению предпринимательских хозяйств у крестьян и способствовали более широкому вовлечению крестьянства во внутрироссийскую и экспортную зерновую торговлю. В 1909-1913 г. земельные площади под посевы зерновых на Дону возросли до 5 288,5 тыс. дес., т.е. увеличились по сравнению с началом века на 23%, а по отношению к 1887 г. - на 73%. Годовые сборы зерна также увеличились до 21 6860,5 тыс. пуд., т.е. выросли на 45,6% и 73% соответственно. Показателем положительных изменений в крестьянских хозяйствах является и предвоенный рост хлебного экспорта. При этом развитие сельского хозяйства по-прежнему происходило в основном экстенсивным путем, через увеличение посевных площадей, а урожайность оставалась сравнительно низкой и до 1911 г. не превышала, например, по пшенице в среднем  33 пудов с дес., т.е. была в 1,5 раза ниже, чем средняя урожайность по России.

В Ставропольской губернии  реформа происходила более быстрыми темпами. На 1 января 1816 г.  46,18% хозяйств крестьян заявили об укреплении 25,8% общинных земель в собственность, а полностью ее было укреплено 19,1% (по всей России - 14%). Личное землевладение за годы реформ увеличилось в 3 раза, было создано 34 903 хуторов и отрубов. При постоянном сокращении и так небольшого дворянского землевладения перераспределение земли в пользу крестьян происходило и другими путями, в частности,  арендой у частных владельцев, казны и кочевых народов губернии (туркмен, калмыков и ногайцев). Общая площадь крестьянской аренды достигала 900 тыс. дес. Эти изменения напрямую сказались и на эффективности сельского хозяйства Ставрополья. За 17 лет (с 1896 по 1913 г.) товарное производство зерновых увеличилось в 3,6 раза. По производству зерновых на душу населения в 1906-1910 гг. Ставропольская губ. занимала  второе место в России после Кубани (Кубань - 69 пуд., Ставрополье - 62).

 

Попытки осуществления аграрных реформ у казаков и горцев

Большинство  исследователей аграрной истории Дона писали, что в среде донского казачества и других казачьих войсках аграрные реформы не проводились. Это утверждение связано с тем, что и правительство, и войсковая администрация стремились сохранить и укрепить общину у казаков. При решении земельного вопроса у казаков, который обострялся растущей социальной дифференциацией, правительство не решалось идти в данном вопросе по проторенному пути, т.е. разрушать казачье общинное землепользование и поддерживать индивидуальное землевладение.

Впервые вопрос о возможных изменениях в характере войскового землевладения и землепользования был поднят в 1909 г. в III Государственной Думе при обсуждении сметы Военного министерства, но так и повис в воздухе, пока в 1911 г. дума все же не рекомендовала военному министру внести изменения в характер казачьего землепользования   единоличной собственности. Таким образом, разработанный в думе проект предполагал у казаков переход от общинного землепользования к индивидуальному, хуторам и отрубам, т.е. был аналогом крестьянского варианта аграрной реформы П.А.Столыпина.

Однако представители казачьей администрации и военного министерства крайне отрицательно встретили данный проект, так как считали общинное землевладение лучшей гарантией боеспособности казачьего войска.. Обсуждение идеи реформы в военном министерстве и Военном совете вновь затянулось, пока 29 мая 1913 г. переход у казаков от общинного землевладения к личному на праве собственности был признан нежелательным и недопустимым. вариант аграрной реформы так и не состоялся. Единственный шаг навстречу казакам заключался в ограничении права станичных обществ противодействовать созданию новых хуторов, а также в удлинении сроков переделов.

Отвергнув реформирование общины, власти, тем не менее, вынуждены были допустить другие мероприятий по увеличению казачьего землевладения. 1 ноября 1907 г. было издано положение о распространении на  казачье население Донской и Кубанской областей действий Крестьянского поземельного банка. Однако это решение не привело к заметному увеличению казачьего землевладения.  С 1 января 1914 г. казаки приобрели у Банка всего около 4 119 дес. земли. И это при том, что в одной Кубанской области через Банк за 15 лет было продано свыше 100 тыс. дес. помещичьих земель.

Поэтому в 1909 г. был создан в Новочеркасске новый орган для смягчения земельной нужды казаков - Войсковой земельный совет.  Этот орган приобретал землю у частных владельцев, в основном донских помещиков, с последующей передачей ее станичным обществом. Но и его деятельность не имела широкого размаха. На 1 января 1917 г. Восковой земельный совет приобрел только 52 990 дес. земли из общего фонда в  737 550 дес. земли, находящегося в его распоряжении (основную часть фонда составили переданные совету свободные войсковые земли), причем часть по явно завышенным ценам. Кроме того, Войсковой совет, призванный в первую очередь заботиться о малоземельных казаках,  большую часть своих земель сдавал в аренду крупным арендаторам-откупщикам.

Другой мерой, призванной решить аграрный вопрос у донских казаков, являлось переселение казаков из густонаселенных станиц. В 1908 г. войсковой наказной атаман генерал-лейтенант А.В.Самсонов писал в военное министерство, что к переселению на свободные (целинные) земли было определено 77,5 тыс. казаков из различных станиц, но эта программа так и не была полностью выполнена, а значительная часть переселенцев, не устроившись на новом месте, вернулась обратно.

Кроме того, сохранение общины способствовало консервации традиционной агротехники и чересполосицы. Перенаселенность станиц вызывала частые переделы юртов на мелкие участки для достижения большей равномерности в количестве и качестве надельной земли. Нередко казак имел надел в 6-7 местах, удаленных до 60 верст от хутора. В 1916 г. власти вынуждены были признать, что существующие у казачества, однако времени и возможности исправить данную ситуацию уже не оставалось.

Кризисный характер состояния казачьих хозяйств признало  Особое совещание о поднятии экономического положения Донского и Оренбургского казачьих войск при Главном штабе, образованное в феврале 1916 г., но оно так и не успело выработать меры по выходу из данного кризиса.

В предвоенный период рассматривались идеи распространить Столыпинские преобразования и на северокавказских горцев. В частности, эта проблема вставала в ходе работы межведомственного совещания в Тифлисе (1909-1911) и последовавшего за ним Петербургского межведомственного совещания. Единственный итог деятельности этих органов состоял в разрешении карачаевцам, имевшим свыше 20 дес. земли, создавать самостоятельные хутора. На горцев Кубани с 1907 г. также распространялось действие Крестьянского банка. Северный Кавказ также стал одним из районов, куда осуществлялось переселение крестьян из Европейской России (см. Табл. 4).

 

Таблица 4

Переселенческие поселки на Северном Кавказе в 1905-1911 гг.

Губерния, область

Из всего количества образовано

до 1905 г.

в 1905-1911 гг.

Всего

Черноморская губ.

30

70

100

Кубанская обл.

3

13

16

Терская обл.

1

1

2

Дагестанская обл.

3

2

5

Итого:

37

86

123