Отношения войска Донского и Москвы
в XVII веке

Отношения войска Донского и Москвы в XVII веке характеризовались наличием ряда существенных признаков сюзернитета-вассалитета, установившегося между русским государем и донскими казаками: существованием взаимной договоренности - о службе казаков, с одной стороны, и о жалованье и льготах казакам от правительства, с другой; покровительство России над Доном; наличие на Дону царского знамени.

Вассалом выступало войско Донское, сложившееся как объединение всего донского казачества после Смуты. Сюзеренитет-вассалитет позволял ему в одно и то же время и поддерживать тесные отношения с русским правительством, пользуясь его поддержкой, и иметь свободу, невиданную еще где-либо на русской земле, за исключением казачьих сообществ на других реках – Тереке и Яике.

Однако уже в 20-х годах XVII века правительство почувствовало, насколько серьезно противоречила его политическим интересам самостоятельность войска Донского. Ведя активные боевые действия на суше и на море против Азова, Крыма и Турции, казаки совершенно не склонны были учитывать ни характера русско-крымских и русско-турецких отношений того времени, ни тех задач, которые ставились русскими властями на международной арене. Никакие меры воздействия на войско Донское не помогали: ни увещевания в царских грамотах с напоминанием о том, как плохо было казакам “ при прежних государях московских, а особенно при царе Борисе”, ни угрозы отлучения от церкви, ни даже арест в 1625 году в Москве атамана зимовой станицы Алексея Старого и пяти казаков и ссылка их на Белоозеро.

Нападения казаков на Турцию и Крым продолжались в течение всех 20-х годов. Они серьезно осложняли отношения России с этими государствами и создавали определенные помехи на пути решения главной внешнеполитической проблемы, стоявшей перед Россией после Смуты – возвращения Смоленска и западных земель, отторгнутых в 1618 году Речью Посполитой.

Особенно резко стали обостряться отношения между Москвой и войском Донским с 1629 года, накануне войны России с Польшей. В царской грамоте на Дон от 6 октября казаки названы даже как “злодеи, враги креста Христова” и выдвинуто невиданное ранее требование выдачи казаков-участников похода на Крым. Это предопределило кризис во взаимоотношениях войска и русского правительства в 1630-1632 годах, который был относительно быстро преодолен, поскольку обе стороны быстро убедились в обоюдной невыгодности разрыва сложившихся связей. Восстановленное благожелательное отношение центральной власти к войску явилось одним из важных факторов, способствовавших взятию казаками Азова в 1637 году и осадному сидению в нем до 1642 года, что выявило вновь противоречия в отношениях центральной власти и войска. После отказа московской власти принять завоеванный казаками Азов и оставления крепости донцы оказались в очень трудном положении. Вернувшись, турки стали делать все возможное, чтобы “сбить” их с Нижнего Дона. К тому же войско оказалось ослабленным после азовской эпопеи. Чтобы не допустить упрочения турок на Нижнем Дону, московское правительство предприняло попытки усилить войско донское.

Одновременно Москвой предпринимались усилия по изменению характера отношений с войском. С середины XVII века обстановка на Дону стала меняться, а в отношениях войска с Москвой возник новый кризис, совпавший с началом разинского движения. Поражение разинцев привело к первому нарушению самой войсковой старшиной правила невыдачи людей с Дона: были выданы правительству братья Разины- Степан и Фрол. Эа этим последовали присяга войска Донского российскому государю и изменение характера взаимоотношений его с Москвой. Содержание этих изменений заключалось в том, что шло постепенное превращение Дона из вассальной республики в составную часть России , пользовавшуюся широкой автономией. При этом большая часть казачества стремилась к сохранению старинных вольностей и прав, а также самостоятельности казачьей республики. В отношениях казачества и царского правительства с последней трети XVII века постоянно накапливались противоречия, которые проявились в и выступлении донских старообрядцев 1686-1689 годов, и в конфликте вокруг соляных промылах на Бахмуте, и в восстании под предводительством К. Булавина.

 

Усилия московских властей по изменению характера взаимоотношений с войском Донским были связаны с ослаблением казачьей организации после азовского осадного сидения и теми мерами, которое российское правительство предпринимало по увеличению его численности в 1640-х годах.

Прежде всего, в Москве попытались изменить процедуру приема на Дону царского посланника. Если ранее допускалось, чтобы он шел в Войсковой круг, то теперь в Посольском приказе стали требовать, чтобы казаки сами шли в стан к посланнику, принимали бы там царское жалованье и признали бы тем самым его более высокой стороной, чем высший орган власти на Дону – Войсковой круг. Однако казаки, со своей стороны, решительно отказывались идти на посольский стан

Поскольку обе стороны стояли на своем, а у правительства еще не было возможности заставить казаков поступать в соответствии с его требованиями, нашелся взаимоприемлемый выход. Передача жалованья происходила на нейтральном месте – у часовни в Черкасском городке.