Первый этап - середина  XVI-XVII веков

Первый этап – середина XVI- XVII вв. Это время постепенного сближения политических интересов части народов Северного Кавказа и российского государства, начала более или менее постоянных связей между ними и заключения первых политических союзов.

В этот период Россия ни на Черноморском побережье, ни на Кавказе еще не преследовала таких геополитических целей, которые обусловливали бы ее активную и последовательную политику. Для нее главной проблемой на востоке и юго-востоке от пограничных черт было противоборство с татарскими ханствами. С Казанским и Астраханским – за овладение волжским торговым путем и, следовательно, за достижение самостоятельности в торговле с государствами Среднего Востока. С Крымским – за относительную безопасность южных границ, ибо сначала XVI века набеги крымцев на русские приграничные области приобрели регулярный характер, причем иногда противнику удавалось проникнуть достаточно далеко вглубь территории.

Инициатива сближения, которая исходила от адыгских этнополитических объединений и Кабарды, привела не только к развитию политических контактов, но и к возникновению военно-политического союза кабардинского князя Темрюка Идарова с российским царем как результата кабардинского посольства в Москву в 1557 г.

К 60-м годам XVI века относятся первые контакты России с тарковским шамхалом, которые не завершились тогда оформлением союза. Дело ограничилось дипломатическим зондажем. Развивались отношения и с осетинскими обществами. Через их земли пролегал путь в Москву посольств грузинских царей, искавших там помощи и покровительства в борьбе с персидской экспансией, тарковским шамхалом, набегами лезгин и аварцев.

В 1580-х годах началось сооружение Терской укрепленной линии. Одновременно начались и контакты русских военных с чеченскими и ингушскими обществами (Окоцкая слобода чеченцев-акинцев, шибутские аулы ). Отношения с ними носили в этот период вполне мирный характер.

События Смуты начала XVII века на долгое время сделали невозможной сколько-нибудь активную внешнюю политику России на юге и юго-востоке. Однако она продолжала сохранять военное присутствие на северном побережье Каспия, что в условиях усиления персидской экспансии способствовало заключению политических соглашений с рядом дагестанских владетелей.

С середины XVII в. заметно усилилась турецкая экспансия в Прикубанье –Приазовье –Предкавказье. В таких условиях существенной помощи христианам Кавказа Москва оказать не могла, как, впрочем, и расширять систему союзно-вассальных отношений в регионе. Не случайно, когда в 1651 году представители североосетинских обществ заявили о своем желании вступить под покровительство России русскому послу Толочанову, следовавшему в Имеретию, предложение это было оставлено без внимания.