Участие казаков Дона и Терека
в русской Смуте начала XVII века

Смута в России в начале XVII века – выражение глубокого общественного кризиса средневековой страны, политическое объединение которой произошло ранее, чем сложились для этого необходимые предпосылки в ее хозяйственном развитии, где расширялось поместное землевладение, где тяготы Ливонской войны и насилия опричнины ускорили хозяйственный кризис небывалой ранее силы, где власти путем ужесточения крепостнических норм пытались сдержать разбегавшееся население Центра и Северо-Запада, где, наконец, пресечение династии со смертью царя Федора в 1598 году привело к резкому изменению взглядов общества на саму царскую власть, уже не данную свыше, а зависимую от суетных людских устремлений, когда царь избирался на Земском соборе. Смута осложнилась иноземным вмешательством. Оно вызвало освободительную борьбу, постепенно отодвинувшую на второй план социально-политические мотивы, и эта борьба приняла общенародный характер.

Вовлечение казаков с Дона и Терека в развернувшуюся в России в начале XVII века социально-политическую и освободительную борьбу предопределялось их тесными связями с внутренней Россией. Способствовали этому также возрастание численности казачества в конце XVI века и его боевой мощи, а также особенности общественного сознания в казачьей среде, в котором вольнолюбие и осознание самоценности свободы сочеталось с монархизмом и патернализмом, характерным для менталитета всех слоев населения России эпохи средневековья. Поэтому конец династии и избрание на престол в 1598 году Бориса Годунова, в котором казаки видели боярина, в сочетании с распространенными на Дону, как и во всей России, слухами о чудесном спасении царевича Дмитрия Ивановича вызывали брожение умов среди атаманов и казаков. К тому же при Борисе Годунове проводилась весьма жесткая политика по отношению к казачеству и делалась попытка установить над ним контроль.

Казаки Дона и Терека участвовали в событиях русской Смуты, начиная с активной поддержки самозванца Лжедмитрия I , вплоть до ее завершения. На каждом из этапов этого кризиса роль их была достаточно активной: и в восстании под предводительством И. Болотникова, и в движении, возглавленном Лжедмитрием II, и в борьбе с польскими и шведскими интервентами.

Следствием их заметного участия в боях за Москву в 1612 году стала роль казаков на Земском соборе 1613 года, когда шли выборы царя. Голос донцов в пользу Михаила Романова имел очень важное значение в избрании его на престол. Более того, именно после Смуты и восстановления монархии обязательства государя-сюзерена в отношении служилого войска Донского были зафиксированы специальными грамотами 1615 и 1618 годов

Активная поддержка казаками Лжедмитрия I с самого начала его выступления в 1604 году объяснялась тем, что идея восстановления на прародительском престоле законного государя овладела казаками.

Лжедмитрий I

В составе его войска были донские казаки. А после того, как царские войска нанесли самозванцу сокрушительное поражение, небольшой отряд донских казаков атамана Андрея Корелы занял город Кромы. Шесть недель тридцатитысячная царская армия осаждала Кромы, но 1-2 тысячи казаков выдержали осаду, а самозванец в Путивле в это время восстановил свои силы. В то же время царская армия разлагалась и слабела. Умелые и успешные действия донских казаков во главе с Корелой способствовали общему успеху Лжедмитрия I.

Ранней весной 1606 года на Тереке началось движение казаков, выдвинувших из своей среды собственного “царевича” – Петра (никогда не существовавшего сына царя Федора), по происхождению муромского посадского человека Илейку Горчакова. Четырехтысячный тряд казаков двинулся вверх по Волге к Москве на помощь Лжедмитрию I, призвавшему их к себе. Но когда казаки узнали об убийстве в Москве самозванца 17 мая 1606 года, они с Волги повернули на Дон.

Крупное антиправительственное движение под предводительством Ивана Болотникова началось летом 1606 года после убийства Лжедмитрия I и избрания Земским собором на престол Василия Шуйского Оно началось в Путивле, поскольку население южной окраины было недовольно свержением самозванца. Ходили слухи о его новом чудесном спасении. Казаки играли в этом движении самую активную роль и участвовали почти во всех битвах с царскими войсками: в осаде Москвы И. Болотниковым 7 октября-2 декабря 1606 года, в калужском и тульском осадных сидениях 1607 года. Патриарх Гермоген, говоря о войске восставших, отмечал, что “…лутшие их промышленники терские и яицкие, волские, доньские и путивльские и рыльские атаманы и казаки”.

Взять Москву Болотникову не удалось. Потерпев поражение, он отошел к Калуге. На помощь ему в Тулу в феврале 1607 года прибыл отряд “царевича Петра”, пополнившийся на Дону донскими казаками. Это улучшило положение болотниковцев, сумевших благодаря казакам зимой одержать победу под Веневым , а поражение у реки Вырки компенсировать победой у Пчельни 3 мая. После этой победы И.Болотников смог выйти из Калуги и соединиться в Туле с донцами и терцами “царевича Петра”.

Для борьбы с восставшими власти собрали стотысячное войско, которое 21 мая вышло в поход к Туле во главе с царем Василием Шуйским. На заключительном этапе восстания И. Болотникова казаки участвовали в крупном сражении под Каширой 5-7 июня 1607 года, в котором повстанцы потерпели поражение. Затем казаки были среди защитников Тулы, после затопления которой с помощью плотины, построенной царскими войсками на реке Упе, они сдались вместе с другими восставшими 10 октября 1607 года. Восстание И. Болотникова было подавлено, а казачий самозванец “царевич Петр” – убит.

Массовое движение, объединенное вокруг нового самозванца – Лжедмитрия II, обосновавшегося в селе Тушино под Москвой, началось летом 1608 года.

Донские и терские казаки поддержали его и участвовали в ряде сражений с войсками царя Василия Шуйского, а в тушинском лагере очень высоко ценили боевые качества казчьих отрядов. Но казаки отличались не только в боях, но и в грабежах местного населения. Как писал польскому гетману Сапеге касимовский хан Ураз-Магмет, казаки “приезжая, крестьянишек грабят, бьют и мучат, и даней правят, и кормов конских и людцких правят же”. Казачьи грабежи стали одной из важных причин постепенного перехода населения центральных уездов к борьбе с тушинцами.

В тушинском лагере назревал кризис. Вторжение в Россию Сигизмунда III летом 1609 года и начало польской осады Смоленска привело к расколу единства тушинцев, а успехи князя М. В. Скопина-Шуйского и неудачная осада Троице-Сергиева монастыря войсками Лжедмитрия II ухудшили их положение. Рост противоречий в тушинском лагере привел к бегству самозванца в Калугу 29 декабря 1609 года. Одновременно раскололось и единство монолитных прежде рядов казачества. Так, вместе с атаманом Иваном Заруцким часть казаков ушла под Смоленск к польскому королю, некоторые – с Лжедмитрием в Калугу, кое-кто вернулся на Дон.

Новый раскол в казачьей среде начался после того, как И.Заруцкий вместе с атаманами из его окружения принял участие в переговорах с польской стороной по поводу приглашения на русский престол сына Сигизмунда III – королевича Владислава. Многие казаки не согласились с идеей передачи русского престола польскому королевичу-католику и включились в борьбу с польскими войсками, развернувшуюся в России.

Борьба с польскими и шведскими  интервентами развернулась в России вслед за вторжением польских войск в страну и осадой ими Смоленска в 1609 году. Это событие вызвало неоднозначную реакцию в казачьей среде. Так, атаман И.Заруцкий увел часть казаков от Лжедмитрия II к польскому королю под Смоленск, вслед за чем принял участие в переговорах о приглашении на русский престол королевича Владислава. Однако многие казаки не согласились с идеей передачи престола королевичу-католику и включились в освободительную борьбу.

Борьба с польскими захватчиками, занявшими в сентябре 1610 года Москву, приводила казаков в Калугу, к Лжедмитрию II. Его лагерь раздирался внутренними противоречиями, отражением которых явилось убийство самозванца татарскими феодалами 11 декабря 1610 года. Казаки, считавшие его своим царем, “перебили” в Калуге “всех татар”. Вскоре после этого у Марины Мнишек родилсяс сын Лжедмитрия II Иван, которого казаки признали царевичем и стали бороться за возведение его на престол. Во главе их встал атаман И. Заруцкий.

Общенародную борьбу за освобождение столицы пытались в 1611 году возглавить рязанские дворяне во главе с Прокопием Ляпуновым. Под его руководством стало создаваться ополчение, в котором приняли участие донские казаки. Их атаман
И. Заруцкий возглавил ополчение вместе с П. Ляпуновым и князем Д. Т. Трубецким. в марте 1611 года ополчение попыталось освободить Москву, но сил для этого не хватило, а столица была сожжена. После неудачи в Москве ополчение распалось из-за противоречий между дворянством и казачеством. Дворянское руководство ополчением поспешило прежде всего обеспечить интересы помещиков, что нашло отражение в приговоре 30 июня 1611 года. В нем полностью отстранялись от власти на местах казацкие атаманы и эта власть отдавалась в руки дворян. Возник конфликт между казаками и двоярнами, в ходе которого дворяне утопили 28 казаков, а казаки убили 22 июня 1611 года Прокопия Ляпунова.

После этого дворяне покинули ополчение, а власть перешла к И. Заруцкому, стремившемуся упрочить положение казачьей верхушки. Под Москвой образовалось правительство “казацких таборов”, которое желало передать престол сыну Лжедмитрия II и Марины Мнишек. Но дворянство и значительная часть народа не желали видеть на престоле казацкого царя. А когда в 1612 году И. Заруцкий и князь Д. Т. Трубецкой признали псковского “вора Сидорку” царем Дмитрием, единство подмосковного лагеря окончательно раскололось.

Нелегко складывались отношения у казаков из подмосковных таборов с народным ополчением К. Минина и князя Д. М. Пожарского. Руководство Ополчения настойчиво привлекало казаков на свою сторону, и с конца весны 1612 года отдельные казачьи отряды стали присоединяться к Ополчению. Но это вызвало новый раскол в казачестве. Чувствуя, как крепнут позиции Ополчения и как теряет авторитет правительство “казацких таборов” под Москвой, И. Заруцкий повел тайные переговоры с польским гетманом Ходкевичем. Но большинство казаков не одобрило переговоров. Тогда 12 июля 1612 года И. Заруцкий с частью казаков бежал из-под Москвы на юг. Однако оставшиеся продолжали участвовать в борьбе с польскими войсками, хотя между Ополчением и казаками имелся известный элемент недоверия.

Такое взаимное недоверие проявилось во время сражения с войсками гетмана Ходкевича под Москвой 22-24 августа 1612 года, когда 24 августа поляки усилили натиск, казаки ушли в свои таборы. И лишь после того, как к ним был послан келарь Троице-Сергиева монастыря А. Палицын, пообещавший заплатить из богатой монастырской казны, казаки вернулись и приняли участие в атаке, возглавленной самим К. Мининым. Это позволило отбить войска Ходкевича. Затем 22-26 октября казаки участвовали вместе с Ополчением в боях за Кремль

Активное участие казаков в борьбе за Москву в 1612 году предопределило их значительную роль на Земском соборе 1613 года, когда шли выборы царя. Голос донцов в пользу Михаила Романова имел очень важное значение в избрании его на престол.

Завершилась русская Смута. Не видя возможности для возведения на престол своего ставленника- сына Лжедмитрия II и Марины Мнишек Ивана, И. Заруцкий со своими казаками в апреле 1613 года ушел еще дальше на юг и в сентябре прибыл в Астрахань. С ним было всего 200 казаков – донских, терских и яицких. В целом донское казачество его не поддержало, однако и не выступило против него. Отсутствие поддержки не позволило И. Заруцкому оставаться и в Астрахани. Он потерпел поражение вблизи города и бежал на Яик, где стрелецкие головы Пальчиков и Онучин заставили яицких казаков выдать И. Заруцкого, Марину и ее сына. Атаман был посажен на кол, трехлетний ребенок повешен, а Марина умерла в тюрьме. Гибель И. Заруцкого означала ликвидацию одного из последних очагов Смуты.